«революция — это не развесные карамельки»
монолог михаила акселя, члена исполнительного комитета партии «другая россия»
25 июня — сто дней без Эдуарда Лимонова, русского писателя и политика. Его литературное наследие простирается от «Я, Эдичка» до «Старик путешествует», а политическое — от запрещенной Национал-большевистской партии до «Другой России». О том, как живет партия без своего вождя, а также о новых уголовных преследованиях и голосовании по поправкам, рассказывает нацбол Михаил Аксель.

текст: Юлиан Федоров
редактор: Паша Никулин
кем был Эдуард Лимонов для партии «Другая Россия»
Он себя называл аятоллой — «духовным вдохновителем», это у иранцев такой термин. Властитель дум, главный пропагандист нашей идеи, главный символ нашей организации. Лимонов всегда был лидером, вне зависимости от того, какой пост он занимал, от его финансового положения или здоровья. Эдуард Вениаминович был для нас бессменным ядром партии. Его смерть — тяжелая потеря для нашей организации, которую, конечно, мало кто восполнит, но мы видим, что дело продолжает жить. Сотни молодых людей вступают в партию. Хоть нас и считают организацией вождистского типа, партия не на нем одном держалась. В свое время он сидел в тюрьме, с 2018-го перестал быть председателем партии, стал членом исполкома. Никто не вечен, он нас к этому готовил, передавал полномочия, указания.
как живет партия после смерти своего лидера
Будем работать — будем жить, он очень правильно эту хорошую чеченскую пословицу говорил. Солдат воюет, пока жив. Работа идет в штатном порядке. У нас есть исполком, наш функционирующий орган, который берет на себя всю полноту власти в партии и обязанность по построению и развитию организации. Мы заметно усилились информационно за время коронавируса, проводим мероприятия. Организация за это время увеличилась, и внимания на нас стали обращать больше. По челябинскому делу [это] понятно. Власть до сих пор нас боится.

Как бы там ни хотели наши оппоненты, все члены исполкома — взрослые люди, и мы понимаем, что мы единственные продолжатели дела «Деда». Никаких конфликтов, стало больше сплоченности и больше работы. Это может показаться напускным, но я серьезно. Есть строгое понимание того, что произошло и что Эдуард Вениаминович значил для партии. Мы не можем просрать то, что он сделал. Он в нас верил, и мы его доверие оправдаем.
мы не можем просрать то, что он сделал
как уходили другие лидеры национал-большевистского движения
С [сооснователем НБП и консервативным мыслителем Александром] Дугиным в свое время был сильный раскол, об этом и Лимонов писал. Ушла половина региональных организаций. Это единственный, наверное, настоящий раскол в организации. Все, что было после, как бы там ни пытались силовики накручивать, — Национал-большевистский фронт, уход Романа Попкова и другие — несущественные, они не затрагивали большую часть организации. Дугин и тот конфликт сильно ударили по организации. Про нацболов, которые были преданы Эдуарду Вениаминовичу и которые находились рядом с ним, Дугин говорил: «Пиво, шахматы, гантели».

Но партия [после Дугина] быстро восстановилась, стала яркой, мощной. Теоретическое крыло ушло, но уже тогда был уход в практику.

Запрещенная Национал-большевистская партия 90-х — плавильный котел разных идей и идеологий. Я к ней отношения не имею, это была историческая справка.
о регистрации партии и о том, как устроена «Другая Россия»
Документы на регистрацию мы в ближайшее время подавать не будем. Мы не видим ни практического, ни тактического смысла в этом. Это расходование своих сил вхолостую. Минюст, в очередной раз нарушив все возможные и невозможные юридические факты, просто отказал нам по формальному предлогу. Поэтому в данный момент регистрация не имеет смысла.

Мы видим, что из года в год — движение нацболов существует очень давно — приходят молодые люди разных взглядов. Это показывает, что организация жива и будет жить. У нас есть хороший лозунг «В России нужно менять все, даже выражения лиц». И именно это является нашей основной задачей. Революция — это не развесные карамельки, это изменение общественной формации и общественного сознания. Именно этого нужно добиваться всеми доступными способами в рамках закона.

Хоть и считают, что мы молодежная партия, так как активизмом занимаются в основном молодые, нам сочувствует огромное количество людей среднего и старшего возраста, это видно по тому, как воспринимают наши акции, каков отклик, какие присылают анкеты. Все социально неудовлетворенные граждане России, все несогласные, все, кого не устраивает социально-экономическое положение в стране, — это наш потенциальный «электорат».
революция — это не развесные карамельки, это изменение общественной формации и общественного сознания
о ненасильственном протесте как главном методе борьбы с властью
Акции прямого действия — акции ненасильственного сопротивления. Это акции по самоорганизации граждан, современное государство считает их несанкционированными и противоправными, нарушением норм административного, а иногда даже уголовного кодекса, как мы видим на примере челябинского дела. Не стоит забывать, как власть расценивала многие акции, за мирный ненасильственный протест люди реально садились в тюрьмы. Захват администрации президента в декабре 2004 — никто не пострадал, но сидело 39 человек, 39 декабристов.

Кроме нас во время карантина никто ничего не сделал, кроме нашего баннера у правительства. Коммунисты только попикетили. Все молчали, во всех регионах, вся оппозиция. Только одиночные какие-то пикеты, и только мы вышли с лозунгом: «Деньги — народу, правительство — на хлеб и воду», который поддерживают 95% нашего населения. Собственно, поимели с этого сразу ломящихся оперов угрозыска, а ведь это абсолютно простая акция и технически, и практически, и никому она не помешала. Пожалуйста, приперлись оперативники, потому что это акция, попадающая в точку.
Московские нацболы провели у Дома правительства РФ акцию против антисоциальной политики властей в период пандемии. Фото: «Другая Россия»
о другой деятельности партии
Кроме акций прямого действия мы занимаемся волонтерской и агитационной деятельностью: помогаем в решении социальных вопросов и конфликтов, активно проявили себя участием в Шиесе, проводим регулярные лекции в нашем партийном штабе, в том числе по правовой безопасности, повышению грамотности населения, о несанкционированных митингах и идеологии. У нас была ЗОЖ-лекция о вреде наркотиков, где мы рассказывали, как какие наркотические вещества влияют. Мы видим, что у людей есть запрос на образование, поэтому мы усилили свои ресурсы, запустили подкасты, свой ютуб-канал, проводим регулярные стримы по просвещению населения. Активно занимаемся правозащитой не только по нашему делу, поддерживаем ребят по ростовскому делу.
о принципах национал-большевистской России будущего
Проект нацболов: свободный, социальный и национальный. Свободный — создание полноценной тотальной свободы в Российской Федерации с упором на прямую демократию и низовую гражданскую самоорганизацию. Отмена репрессивных статей уголовного кодекса, полная реформа системы ФСИН, выборность судей и милицейских чиновников. Возможность для граждан реально принимать участие в жизни страны.

По социалке — это, конечно, смена социально-экономической формации, уход от олигархического капитализма. Недра — народу, национализация минерально-сырьевой базы. При этом мы понимаем, что переход к жесткому социалистическому планированию и коллективизации невозможен в ближайшее время по объективным причинам, потому что не развита промышленность, нет индустриализации. Первый момент — это экономическая автаркия, то есть создание независимой промышленности и индустрии, создание определенной сферы услуг, которая была бы конкурентна Западу, а не вторпродукт, как сейчас. Создание определенных сдержек и противовесов, уничтожение сверхбогатых — не физическим путем, а созданием всех условий для социальных лифтов.
свободный — создание полноценной тотальной свободы в Российской Федерации
Многие считают, что мы какие-то шовинисты, но мы просто видим проблемы русскоязычных за рубежом, как отвратительно и по-хамски относятся к русскому языку. В Латвии запрещают русские школы, штрафуют за разговоры на русском языке. И России в своей внешней политике нужно защищать этих граждан, защищать путем предоставления гражданства. Если какие-то территории хотят присоединиться к России, естественно способствовать этому путем легального проведения референдумов и соблюдения норм международного права.
Слева направо: Эдуард Лимонов, лидер российских буддистов Хамбо лама Аюшеев, репер Хаски (Дмитрий Кузнецов). Фото: facebook.com / личная страница Хамбо ламы Дамбы Аюшеева
о преследовании нацболов из «Другой России» в Челябинске
Трех челябинских нацболов обвиняют в создании ячейки запрещенной Национал-большевистской партии в Челябинске, в продолжении ее деятельности. При этом никто ни юридически, ни фактически никакую деятельность не продолжал: НБП была запрещена в 2007 году, а ребята 2001–2002 года рождения. Как они могли продолжать деятельность организации, в которой не могли состоять в силу возраста? Им инкриминируют два эпизода: акцию против памятника белочехам и акцию протеста против решения местной прокуратуры, которая отпустила под подписку сотрудников полиции, задержавших по административной статье человека и изнасиловавших его дубинкой.

О последней акции говорят, что был поджог здания. В материалах дела одного из тех, у кого проходил обыск, указано: на месте акции было пять человек, но в СИЗО отправили только троих. По остальным делам — делу «Нового величия», делу «Сети» — мы видим, что так выглядит работа провокаторов и оперативников. Начинали с тех, кто не сможет дать отпор. Но сейчас у силовиков, у этого Молоха, подросли зубы, и они взялись за рыбу покрупнее, за нацболов. Менты-насильники ходят под подпиской, а этим людям светит от шести до десяти лет за несуществующую организацию.

Чтобы признать нас экстремистской организацией, должно быть три предупреждения по решению прокуратуры. Вряд ли они будут делать этот заход, но иметь в виду это нужно. Пока что челябинское дело региональное, хотя дело несуществующей террористической организации «Сеть» тоже начиналось только в Пензе. Посмотрим, что будет дальше.

Мы надеемся привлечь максимальное внимание к этому делу. Судя по сочувствию многих людей разных взглядов и пониманию ситуации, я думаю, у нас этот прецедент получится обрубить. Местные эфэсбэшники очень боятся публичности, и я надеюсь, что мы сможем создать нужную огласку, потому что в отличие от многих подобных уголовных дел, мы включились сразу, практически на следующий день, как их задержали. Разберемся, посмотрим.
Михаил Аксель и Эдуард Лимонов. Фото: «Другая Россия»
об экстремизме и живом генерал-лейтенанте Сизове
В 2010-м году уже существовала партия «Другая Россия», и тогда 282-я статья была не от шести до десяти, а до трех лет, статья легкой тяжести. Уже тогда «Другую Россию» пытались приравнять к Национал-большевистской партии. В суде это было полностью опровергнуто. В Санкт-Петербурге в суде нацболам инкриминировали, что они с 2009 по 2010 продолжали деятельность, когда вообще никакой организации не было.

Сейчас на ровном месте шьют уголовное дело — без реальных фактов, с помощью которых можно было бы доказать, что это структурное подразделение той организации. В будущем мы надеемся с помощью правозащиты получить материалы, и я думаю, там будет много интересного. Более того, дело ведет генерал-лейтенант Сергей Сизов, который поднялся на деле «Сети». Он приехал в Пензу, когда был полковником, закончил с делом «Сети», стал генерал-майором, а за несколько дней до задержания нацболов стал генерал-лейтенантом. Прослеживается его роль, за этим человеком кровавые политические дела. Более того, если в Пензе были пытки, я не удивлюсь, что и к нацболам применяли такие же меры. Метла не метет по-новому. Мы обязательно с этим разберемся, призовем общественников и ОНК.

Челябинским нацболам не инкриминируют никаких насильственных деяний в принципе. У них нет тренировок, нет структуры, ничего. Только подкинутые операми повязки и коктейли Молотова — это все, что у них есть. Это будет очень плохой прецедент для любой политической оппозиции. Раньше хотя бы пытались структурные подразделения какие-то сделать. У меня нет доступа к материалам дела, но я уверен, что там только рапорты сотрудников ФСБ либо ЦПЭ. И мы видим, что это в очередной раз такой сигнал: будешь встречаться со своими друзьями, а какой-то опер в ЦПЭ рапорт напишет, что ты создаешь ячейку запрещенного террористического «Исламского государства». Напишут и все — как будешь оправдываться?
будешь встречаться со своими друзьями, а какой-то опер в ЦПЭ рапорт напишет, что ты создаешь ячейку запрещенного террористического «Исламского государства»
о поправках в конституцию и голосовании
Только активный бойкот сможет что-то изменить. Мы не видим смысла участвовать в изначально сфальсифицированной процедуре. Чтобы менять конституцию, нужно собирать конституционное собрание и отдельный референдум.

Многие либералы будут говорить, что меняют не первые статьи конституции, но по факту их и меняют: органы местного самоуправления, другие основные положения, вводится идеологизация, которая запрещена. Референдум не предоставили, процедуру не соблюли, и смысла легализовывать ее наша организация не видит. Нужно всеми возможными методами показать, насколько голосование нелегитимно: мирным ненасильственным протестом, уничтожением бюллетеней, отказом от наблюдений на участках. Потому что процедура будет сфальсифицирована, более того, в Москве и в Нижнем Новгороде есть электронное голосование.

Кампания сводится к тому, чтобы прийти и как баранам поставить галочку за поправки, которые не устраивают большую часть людей. Более того, даже те поправки, которые кого-то устраивают, за них предлагают голосовать пакетом. То есть условно, если ты хочешь индексации пенсий, то ты еще должен обнулить Путина. С чего вдруг? Это вообще разные вопросы.

Мы не видим возможностей участвовать в выборных процедурах, потому что нас не регистрируют, кучу других партий не регистрируют, кандидатов не допускают, референдумы запрещены. По пенсионной реформе никакого референдума не было. Мы видим, что эта процедура нелегитимна, она противоправна и античеловечна.

Кроме того, у них достаточно ресурсов, чтобы нагнать бюджетников и сказать, что 86% проголосовали. Большая часть людей всегда бойкотирует выборы. Некоторые критики говорят — вы предлагаете сидеть на месте ровно. Ничего подобного. Необходимо самоорганизовываться, создавать организации, способные противодействовать этому беспределу. Объединяться. Только солидарность поможет что-то изменить. Только активный бойкот, и никак иначе.
Фото: «Другая Россия»
стань нашим патроном


moloko plus — независимый и некоммерческий проект, который пишет о насилии. мы издаем печатные альманахи, прозу и поэзию, ведем сайт, осваиваем новые форматы в соцсетях и организуем мероприятия.

мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. любая помощь, особенно регулярная, помогает нам работать лучше, концентрироваться на текущих задачах и не ходить в душные офисы, продавая свое время корпорациям за бесценок.

оформить регулярные пожертвования можно на нашей страничке на сервисе Patreon, а также по реквизитам.