Африканское поле экспериментов
Автор книги ХУНТА ЭКСПРЕСС Дмитрий Трещанин рассказал moloko plus о том, что интересного он нашел в личности Муаммара Каддафи, своей влюбленности в Африку и о том, чему нас может научить история Черного континента.
текст: Паша Никулин
Дмитрий Трещанин / автопортрет
Я журналист. Мое основное мое место работы — сайт телеканала «Настоящее время». Это проект «Радио Свобода». Кроме основной работы я занимаюсь своим маленьким журналистским хобби — большим континентом Африка, точнее той его частью, что южнее Сахары. Про Африку у меня есть канал в телеграме — «Южнее Самарры». Почему такое странное — так случайно сложилось. Я из Самары, где и начинал работать журналистом и, разумеется, не мог не пошутить про город, название которого вечно путают.

Я считаю Африку очень недооцененной, в том числе, с точки зрения журналиста. Лично мне интересно изучать, как в Африке прошла деколонизация, как произошел тот раздел стран, который сейчас более или менее зафиксировался на карте. Мне интересно, как каждая из стран Африки пыталась построить свое общество, учитывая местные нюансы и колониальное наследие. Мне интересно посмотреть, как срабатывают общественные законы. Когда ты видишь, как одни и те же страны наступают на одни и те же грабли, совершают одни и те же ошибки, что это приводит к примерно одним и тем же последствиям, то ты понимаешь, что это социальный закон, что это так работает.
«Нет никакого расизма в утверждении, что в Африке у людей не удается построить стабильное процветающее общество»
Нет никакого расизма в утверждении, что в Африке у людей не удается построить стабильное процветающее общество. Ну извините! Давайте представим, что Россия была 300 лет колонией, а потом ее взяли, отпустили и разделили на 50 территорий. Причем границы нарезали как захотели, у кого-то, образно говоря, пополам квартиру поделили. Более жестких условий вы им создать не могли? Поэтому интересно смотреть на Африку как на гигантский социальный полигон, «африканское поле экспериментов».

Важно, что Россия совершает те же самые ошибки, что и многие страны Африки. В России полно людей, которые говорят: нам бы сейчас Сталина, нам бы сейчас диктатора, царя. Нам бы человека, который бы всех выстроил в колонны. В Африке больше 50 стран, почти все были под диктаторами, причем всех форм и под разными идеологическими знаменами. Найдите того, кто сделал бы нормально. Найдите хоть одного диктатора, после которого бы не началась кровавая каша. Хоть одного, после которого страна осталась процветающей хотя бы по сравнению с соседями. Можно сослаться на богатые нефтью страны, формально по цифрам они будут процветать. Но у них будет бедное и забитое население. А неграмотное население — это «минус 50 очков Гриффиндору». Это чудовищный удар, это значит, что и следующее поколение не сможет построить нормальное государство. Для того, чтобы построить нормальную страну, нужно грамотное поколение.

Мобуту Сесе Секо и Ричард Никсон / Kightlinger, Jack E.
Я не согласен с тем, что Африке в российских медиа уделяется мало времени. Попробую объяснить, почему я так думаю. Бывшие колонии сохраняют свою связь с метрополией экономически, а иногда и остаются колониями де-факто. Поэтому, если ты хочешь узнать, что происходит в африканских странах, то надо читать медиа их бывших метрополий. Если интересуют франкоязычные колонии, то надо смотреть сайт AFP, если британские — то сайт «Би-би-си». Если хочешь узнать, что происходит в Демократической Республике Конго, то надо лезть на бельгийский сайт, потому что это бывшее Бельгийское Конго. Интересна Ангола — португальский, и так далее.

Это происходит по многим причинам. По причинами экономических связей, потому что они остаются, потому что много имущества принадлежит бывшим колонизаторам — увы, это нормально. Потом, естественно, отсутствие языкового барьера, потому что, например, в Анголе живут португалоязычные. Плюс — миграция. Например, во Франции живет очень много сенегальцев. Они читают французские медиа на французском языке и составляют определенную долю читателей. Любой французский телеканал заинтересован что-то показывать чуть-чуть и про Сенегал. Это борьба за аудиторию.

Внутри Африки мало хороших медиа. Неподцензурных вообще нет. Из международных стоит упомянуть аль-Джазиру, которая, кажется, держит корреспондентов в каждой жопе мира, но и в этом случае тоже надо понимать, кто на чьей стороне.

Россия с Африкой сейчас почти никак не связана. У Украины больше экономического интереса в Африке, чем у России, потому что Африку обслуживают в основном украинские пилоты (российские тоже есть, как и армянские, но украинских больше). Плюс специалисты, которые занимаются ремонтом советской военной техники.

«Кто-то служил в Анголе, как глава «Роснефти» Игорь Сечин, кто-то в Сомали, у кого-то остались воспоминания, и это, наверное, самостоятельная ностальгическая тема, которой интересно заняться — собрать воспоминания наших, фактически, наемников»
Из серьезных экономических интересов — завод «РусАл» в Гвинее. Дерипаска думал, что там глупые негры, которых можно опрокинуть, а в итоге опрокинули его самого — он купил предприятие, которое простаивало после забастовки 2012 года, и перезапустилось только в январе этого. Про приключения Дерипаски в Африке надо, конечно, писать отдельно.

У России нет серьезных экономических, культурных, политических связей с Африкой. У Китая есть, у Америки есть, у бывших метрополий есть. Немного, может, односторонние, грабительские, хотя с другой стороны там гуманитарочка поступает. У России ничего такого нет. Россияне массово не ездят в Африку. У нас остались связи после Холодной войны. Кто-то служил в Анголе, как глава «Роснефти» Игорь Сечин, кто-то в Сомали, у кого-то остались воспоминания, и это, наверное, самостоятельная ностальгическая тема, которой интересно заняться — собрать воспоминания наших, фактически, наемников.

Я могу представить киргиза, который читает в российских медиа про Кыргызстан или узбека, который интересуется тем, что происходит вокруг Алишера Усманова, но у нас нет сенегальской диаспоры, которая бы на русском бы читала новости из Сенегала.

Законодательная столица ЮАР Кейптаун / Pixabay
Так что важным фактором интереса к Африке в России остается любопытство, это одно из лучших человеческих качеств. Читатель будущей книги паблика ХУНТА ЭКСПРЕСС — человек любопытный. Ему интересно узнать, как люди вообще живут.

В нашем обществе присутствует россиецентричность: есть уверенность, что Россия — это центр мира. Как на самом деле живут другие страны — людям не интересно, и мне как журналисту это хотелось бы поправить. Мир гигантский и разнообразный — его можно и нужно познавать. Человек прочел статью, книгу, подумал — а потом, может, взял билет и съездил в Танзанию или Кению. Я, например, серьезно влюбился в Кению или Ботсвану, пока, увы, заочно.

Человека может поразить в Африке антисанитария. А меня, например, дико шокировало, когда я увидел столицу Анголы — Луанду возглавляющей рейтинг самых дорогих городов для экспатов. Если верить Би-Би-Си, аренда приличной квартиры обойдется в $13000 в месяц, а туристы жалуются на чудовищные номера в гостиницах при ценах, который начинаются от $200 за ночь. Страна экспортирует нефть, и там все безумно дорого.

«Как на самом деле живут другие страны — людям не интересно, и мне как журналисту это хотелось бы поправить»
Где-то люди не понимают, что такое личное пространство, где-то есть предрассудок, что африканцы ленивые. Мне это кажется предрассудком. Если бы у меня была возможность не работать, то я бы не работал. Я часто видел такие претензии к африканцам: что они очень ленивые, не могут работать, недисциплинированные.

Ну, ребят, всех нас дисциплинировало 10-11-классное школьное образование, где мы должны были сидеть за партами по 45 минут. У многих африканцев просто не было такого социального опыта. Не у всех, конечно. У кого-то были школы, причем пожестче наших — там кое-где еще в ходу телесные наказания, учитель палкой лупит детей. Но у нас опыт образования — это опыт, через который прошли 99% населения. Вот мы и приучены работать. Мы приучены, что надо вставать в 8 утра, куда-то переться. А там к этому не приучены.

Столица Анголы Луанда / Paulo César Santos
А если говорить с точки зрения общества потребления, то что ты можешь получить, если ты заработаешь? Что нужно человеку не очень грамотному, живущему практически без инфраструктуры? Допустим, он хочет плазму во всю стену и мобильник последней модели. Машина не очень нужна, там не везде дороги есть. Ну, в Кении есть дороги. Еще в нескольких странах. Машина не нужна. Одежда... Есть три смены одежды, она там дешевая. Короче, ты не умрешь, если не выйдешь на работу.

Дом? Суперкомфортный дом с толстыми стенами и кондиционером — может быть, нужен, но не везде есть стабильное электричество. Смысл в этом темном закутке с неработающим кондиционером? Ну да. Ты очень богатый. Ты смог позволить себе это. Но у тебя нет горячей воды и постоянного электричества. Даже плазма не нужна. Откуда ты ее запитаешь? Люди в интернете сидят с мобильных телефонов, потому что его можно отдать в лавку, где его запитают от бензогенератора. Представьте себе лавку с таким генератором — и в нем 40 зарядок для смартфонов. Отличный бизнес.
«Не надо воспринимать Африку как сплошную черную дыру, в которой СПИД и нищета»
Я, конечно, утрирую и описываю провинциальные части беднейших стран континента. Все-таки по уровню жизни есть серьезные отличия. Если брать ЮАР, то это по меркам континента очень богатая страна. В России жалуются на «гостей с юга», а у них «гости с севера» понаехали. У них половина Зимбабве там работает. Была такая не очень смешная шутка: когда рассуждали, куда может бежать свергнутый диктатор Зимбабве Роберт Мугабе, то предполагали, что ему нечего делать в ЮАР — он просто не сможет пользоваться кучей сервисов, например, убером, потому что водителем будет зимбабвиец, и Мугабе от него огребет. Представьте, вам пришлось стать мигрантом из-за нищеты в родной стране, а тут виновник к вам в такси садится.

Но при этом не надо воспринимать Африку как сплошную черную дыру, в которой СПИД и нищета. К сожалению, про какие-то страны можно сказать, что они shithole, как говорит Дональд Трамп. Но это не значит, что они всегда будут такими. Сменится одно-другое поколение, и современные коммуникации принесут туда что-то разумное, доброе, вечное. Или наоборот. Что-то злое. Какой-нибудь ИГИЛ.
Роберт Мугабе и Владимир Путин / kremlin.ru
Часто тех, кто начинает заниматься Африкой, привлекают истории про диктаторов, про Иди Амина или Сесе Секо Мобуту. Я бы не сказал, что у меня есть какой-то топ любимых диктаторов. Вот сейчас совсем свежая история свержения Роберта Мугабе.

Он пытался чуть-чуть репрессировать, реально чуть-чуть, не убить, а всего лишь выслать своего ближайшего соратника. Даже не он сам это делал, скорее его молодая жена, но этого хватило, чтобы старика лишили власти, хотя досидеть ему оставалось недолго. Человек почувствовал угрозу своей жизни, своей безопасности и своего окружения и быстренько и оперативно сделал переворот. А ведь власть Мугабе казалась абсолютно вечной и незыблемой.

«Наемники были нужны, потому что никто из местных не мог расстрелять президента — считалось, что он сильный колдун»
Вторая история — это история Экваториальной Гвинеи. Страна очень закрытая, мы о ней реально мало знаем. Фактически это личное предприятие одной семьи по добыче нефти. После обретения независимости от Испании этой страной правил один человек, в 1979 году его с помощью наемников сверг племянник. Наемники были нужны, потому что никто из местных не мог расстрелять президента — считалось, что он сильный колдун.

Что происходит в этой стране сейчас — абсолютно непонятно. Формально она одна из самых богатых на континенте по ВВП на душу населения. Хотя понятно, что там живут уж очень бедные люди, но при этом и не видно, чтоб диктатор и его близкие купались в какой-то невиданной роскоши. То есть непонятно куда вообще эти деньги уходят. А это миллиарды долларов. Они растворяются просто. Это завораживает.

Владимир Путин и Муаммар Каддафи / kremlin,ru
Для сборника ХУНТА ЭКСПРЕСС я решил взять Муаммара Каддафи. Он не совсем наш персонаж, он слишком северный, наша тема — Африка южнее Сахары. Магриб, Ближний Восток — это другая культура и другие расклады, и Муаммар Каддафи — он как бы из тех раскладов. Но в отличие от прочих магрибских деятелей, он мыслил себя и мыслил свою власть, не ограничиваясь мусульманским миром. Он был визионером, или поехавшим, или мечтателем, или провидцем, или чудовищем, как ни назови. У него были колоссальные амбиции и безумные проекты. Его метало то в одну, то в другую сторону. Он не мог ни на один год успокоиться. Он участвовал в очень многих кровавых замутах 70-х и 80-х по всей Африке.

Мне интересно изучить ситуацию, в которой один человек ставит на уши целый континент, а ему за это ничего не бывает. Понятно, что его история закончилась печально, но это не из-за того, что Каддафи устроил войнушку в Чаде или поддерживал кроваво-алмазные войны в Либерии, Кот-д'Ивуаре и Сьерра-Леоне. За ним растянулся такой кровавый след, что он будет заметен еще пару поколений.

«Имея несколько десятков вооруженных и обученных бойцов, вы могли бы просто взять власть в стране по вашему вкусу»
И мне кажется, что об этом мало кто знает и мало кто задумывается о таком. За Каддафи был не только Локерби, но события, которые повлияли на Африку в ее самый нестабильный период.

В постколониальный период в Африке все было непонятно. Имея несколько десятков вооруженных и обученных бойцов, вы могли бы просто взять власть в стране по вашему вкусу. Я немного утрирую, конечно.

Конечно, не только Каддафи подобным занимался. Есть совершенно неожиданные игроки. Например, силы кубинцев или северокорейцев. Северокорейский спецназ тренировал ребят Мугабе, когда он пришел к власти, и северокорейский спецназ помогал ему заниматься этническими чистками. В Бенине был северокорейский спецназ. И из троицы КНДР – Куба – Каддафи я выбрал Каддафи, потому что лично мне он кажется самым сексуальным.

Сергей Шойгу и Халифа Хафтар / сайт Министрества Обороны РФ
Вот одна история с «ихтамнетами», пусть будет спойлер. Каддафи зачем-то полез участвовать в гражданской войне в Чаде, причем не военспецами, а серьезными силами во главе с начальником штаба ливийской армии Халифой Хафтаром. Он был очень близок к Каддафи со времен переворота, который и привел диктатора к власти. На другой стороне воевали бывшие колонизаторы — французы. Силы ливийцев попали в окружение, их вынудили сдаться, в том числе и самого Хафтара. Генерал сразу признал, что они ливийцы. На что Каддафи сказал: никаких ливийцев там не было. Непонятно кто эти люди и вообще «нас там нет». Он полностью от них отказался. Хафтара это обидело, и он полностью слил бывшего шефа.

После плена Хафтар каким-то образом оказался в Соединенных Штатах, ходили слухи, что раз он живет в Лэнгли, то, может, сотрудничает с ЦРУ. Ну, может, и работал, черт его знает. Прожил в штатах около 20 лет. Вернулся в Ливию, уже когда Каддафи свергли, в 2011 году. Первое время работал с международным признанным правительством Ливии. С одним из правительств, потому что там нет до сих пор правительства, которое бы отвечало за всю территорию страны.

«Нет такой истории, которая не могла бы аукнуться для обычного россиянина. Даже история с войнушкой в Чаде»
Потом Хафтар поссорился с признанными ребятами, и теперь он — одно из трех правительств Ливии. Он контролирует основной нефтяной промысел, основные порты, воюет с ИГИЛ, у него самые боеспособные части. Он не рвется контролировать всю Ливию, взял только ту часть, которую имеет смысл удерживать, если ты торгуешь нефтью.

Более того, Хафтар регулярно летает в Москву и, видимо, от Москвы получает какую-то помощь. «Роснефть» работает с ним, формально по старым контрактам, заключенным еще во времена Каддафи, а наш Центробанк печатает ему банкноты. Казалось бы где Чад, где Хафтар, где Каддафи — а потом мы узнаем, что наша ЧВК Вагнера, допустим, заключила какой-то договор с Хафтаром. Узнаем, когда в Россию будут приходить справки: «погиб на клубничных полях в Ливии».

Нет такой истории, которая не могла бы аукнуться для обычного россиянина. Даже история с войнушкой в Чаде.


Поддержите проект ХУНТА ЭКСПРЕСС и помогите издать их книгу. Переведите деньги на указанные реквизиты.

PayPal: [email protected]
Qiwi: 89153212883
«Сбербанк»: 5469380050322022
«Яндекс.Деньги»: 410014004677620