«У нас бывали случаи, что не стучат и музыку не включают — просто залетают и бьют шокерами»
Антифашиста и анархиста Вячеслава Лукичёва задержали в ноябре прошлого года. Его признали виновным в оправдании терроризма. Следствие нашло признаки оправдания в посте, который Вячеслав нашёл в интернете и опубликовал в Телеграм канале «Прометей». Позже администраторы Телеграм канала сообщили, что доступ к нему управление перехватили силовики. Лукичёв рассказал moloko plus об условиях содержания в СИЗО, слежке и активизме в Калининграде.

текст: Вита Чикнаева

  • Расскажи, как произошло задержание? Было ли физическое насилие?
  • Про насилие я не буду говорить. Там был тяжелый тридцатичасовой с копейками допрос. Меня несколькими группами вылавливали возле дома. Я подходил на остановку, подъехала странная машина. Сначала она просто стояла рядом. Я был не один, с девочками. Я сказал: «‎Смотрите, какая странная машина». Мы подходим на остановку, открывается дверь бусика, вылетают шесть человек в масках и задерживают меня сразу же. Запинывают ногами под сиденье. Сначала везли куда-то, запрещали смотреть и поднимать глаза. Казалось, что мы сначала уехали к зданию ФСБ. Девочек забрали в центр по противодействию экстремизму на Невского. Вторая поехала со мной на обыск. Обыск проходил часов, наверное, шесть. У меня нашли какие-то старые трафареты по делу Сократа [Антифашист и социальный активист Алексей Сутуга в 2014 году был приговорён к трём годам и одному месяцу колонии за хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору и якобы нанесение потерпевшим нескольких ударов стулом, десятка ударов ногами и почти десятка удара самодельным железным молотком — прим. moloko plus]. Патроны мои изъяли (на меня зарегистрировано огнестрельное оружие). Изъяли все стикеры, даже те, которые не относятся к делу по тематике — от велопробегов там. У меня были распечатанные листы, которые составляли рисунок: мент избивает женщину и надпись «‎Полицейский — враг народа». Эти листы отправляли на экспертизу их принадлежности к экстремистским материалам.
    Официально у меня ничего не изъяли, кроме одного пистолета. Хотел сегодня идти писать заявление в прокуратуру, чтобы вернули. Ещё, разумеется, изъяли все ноутбуки и флешки. Отдали всё, кроме телефона, с которого якобы вышла публикация. Но на днях и его должны отдать. После обыска нас развезли на разных машинах. Я поехал на бусике, на котором меня задерживали. Спустя примерно часов 20 нам всем дали встретиться. Тогда я девочкам сказал, какие они будут давать показания. Потому что получалось так, что меня задерживают, а у меня нет админки канала, а у одной из задержанных девочек была симка с администрированием. Я просто сказал, что её симкой и телефоном пользовался.

  • С техникой что-нибудь произошло? Может, все файлы слетели?
  • Нет, всё отдали целым, только один жесткий диск потерялся. Правда, появилась пара новых программ, видимо, для проверки содержимого компа.

  • Изъяли вещи только у тебя? Где-то еще обыски проходили?
    • Приехали к моей бабушке, там что-то ради вида сделали, изъяли у неё телефон. Приехали к моему отцу, с которым мы не общались около десяти лет. У него всю технику изъяли. У меня родители живут в Санкт-Петербурге, и у них остался частный дом в другом городе, там обыск не проводился. То есть, если какое-то лишнее движение у меня было бы, абсолютно спокойно в тот пустой дом могли что-то подбросить.

      • В чём именно заключалось оправдание терроризма в том посте? Что показали экспертизы?
      • Это были абсолютно левые экспертизы. Независимые показали, что там нет ни оправдания, ни призыва — ничего. Экспертизу проводил центр в Волгограде по заказу ФСБ. А независимые экспертизы отказались приобщать к делу. На прошлом заседании сказали, что если бы в зале суда был специалист, который проводил экспертизу, то ему бы дали слово. Сегодня [26.06.2019] он был в Москве, специально приехал из Питера, но ему не дали слово.

      • Что сегодня рассматривали на заседании?
      • Апелляция моя была [Вячеслав обжаловал решение суда — обвинительный приговор и штраф в размере 300 тысяч рублей — прим. moloko plus]. Приговор остался в силе — 300 тысяч. Изначально было 800, но, так как я отсидел, уменьшили. Тем более, я сидел в спецблоке, там намного тяжелее.

        • Сколько осталось собрать на штраф? И почему об этом сейчас меньше пишут на том же «Прометее»?
        • Осталось около 40 тысяч. На «Прометее» не знаю, вроде бы не реже, чем в других местах. Я сейчас не в коллективе, чтобы давать четкий ответ за канал.

        • Твой приговор по сути можно считать оправданием? Тебе же дали минимальное наказание по тяжкой статье.
        • Да, в моём случае это очевиднейше. Когда свидетеля вызывали на суде, это была клоунада, весь зал смеялся. Свидетель стоит и говорит: «‎Ну, я вот тогда увидел эту запись, пошёл и пожаловался в ФСБ, потому что запись мне не понравилась». Потом он начинает путаться в датах и месте, где увидел запись. А мне запретили его спрашивать, потому что было видно, что свидетель ФСБшный. Моя адвокат говорила судьям, что понимает, что оправдательного приговора не будет, но пусть хотя бы просто штраф дадут. Так и вышло. Это самое лайтовое, что могло произойти по этой статье. Возможные санкции: штраф от 300 тысяч до миллиона, либо от пяти до семи лет заключения. Дали минимум.

          • Как ты думаешь, почему именно на Прометей это все накатилось?
          • Потому что Прометей связан с «‎Народной Самообороной» [«‎Народная Самооборона» — общественно-политическая организация непартийного типа, идеологией которой является социально-ориентированный анархизм — прим. moloko plus], а за ней уже давно следят. И понятно, в принципе, почему силовики зуб точат.

            • Как Телеграм канал перешёл в руки силовиков?
            • Мой проёб безопасности.

            • Ты сидел в СИЗО-1 в центре Калининграда. Там постоянно слышно громкую музыку, а как внутри по условиям?


                • Расскажи, как произошло задержание? Было ли физическое насилие?
                • Про насилие я не буду говорить. Там был тяжелый тридцатичасовой с копейками допрос. Меня несколькими группами вылавливали возле дома. Я подходил на остановку, подъехала странная машина. Сначала она просто стояла рядом. Я был не один, с девочками. Я сказал: «‎Смотрите, какая странная машина». Мы подходим на остановку, открывается дверь бусика, вылетают шесть человек в масках и задерживают меня сразу же. Запинывают ногами под сиденье. Сначала везли куда-то, запрещали смотреть и поднимать глаза. Казалось, что мы сначала уехали к зданию ФСБ. Девочек забрали в центр по противодействию экстремизму на Невского. Вторая поехала со мной на обыск. Обыск проходил часов, наверное, шесть. У меня нашли какие-то старые трафареты по делу Сократа [Антифашист и социальный активист Алексей Сутуга в 2014 году был приговорён к трём годам и одному месяцу колонии за хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору и якобы нанесение потерпевшим нескольких ударов стулом, десятка ударов ногами и почти десятка удара самодельным железным молотком — прим. moloko plus]. Патроны мои изъяли (на меня зарегистрировано огнестрельное оружие). Изъяли все стикеры, даже те, которые не относятся к делу по тематике — от велопробегов там. У меня были распечатанные листы, которые составляли рисунок: мент избивает женщину и надпись «‎Полицейский — враг народа». Эти листы отправляли на экспертизу их принадлежности к экстремистским материалам.
                  Официально у меня ничего не изъяли, кроме одного пистолета. Хотел сегодня идти писать заявление в прокуратуру, чтобы вернули. Ещё, разумеется, изъяли все ноутбуки и флешки. Отдали всё, кроме телефона, с которого якобы вышла публикация. Но на днях и его должны отдать. После обыска нас развезли на разных машинах. Я поехал на бусике, на котором меня задерживали. Спустя примерно часов 20 нам всем дали встретиться. Тогда я девочкам сказал, какие они будут давать показания. Потому что получалось так, что меня задерживают, а у меня нет админки канала, а у одной из задержанных девочек была симка с администрированием. Я просто сказал, что её симкой и телефоном пользовался.

                • С техникой что-нибудь произошло? Может, все файлы слетели?
                • Нет, всё отдали целым, только один жесткий диск потерялся. Правда, появилась пара новых программ, видимо, для проверки содержимого компа.

                • Изъяли вещи только у тебя? Где-то еще обыски проходили?
                  • Приехали к моей бабушке, там что-то ради вида сделали, изъяли у неё телефон. Приехали к моему отцу, с которым мы не общались около десяти лет. У него всю технику изъяли. У меня родители живут в Санкт-Петербурге, и у них остался частный дом в другом городе, там обыск не проводился. То есть, если какое-то лишнее движение у меня было бы, абсолютно спокойно в тот пустой дом могли что-то подбросить.

                    • В чём именно заключалось оправдание терроризма в том посте? Что показали экспертизы?
                    • Это были абсолютно левые экспертизы. Независимые показали, что там нет ни оправдания, ни призыва — ничего. Экспертизу проводил центр в Волгограде по заказу ФСБ. А независимые экспертизы отказались приобщать к делу. На прошлом заседании сказали, что если бы в зале суда был специалист, который проводил экспертизу, то ему бы дали слово. Сегодня [26.06.2019] он был в Москве, специально приехал из Питера, но ему не дали слово.

                    • Что сегодня рассматривали на заседании?
                    • Апелляция моя была [Вячеслав обжаловал решение суда — обвинительный приговор и штраф в размере 300 тысяч рублей — прим. moloko plus]. Приговор остался в силе — 300 тысяч. Изначально было 800, но, так как я отсидел, уменьшили. Тем более, я сидел в спецблоке, там намного тяжелее.

                      • Сколько осталось собрать на штраф? И почему об этом сейчас меньше пишут на том же «Прометее»?
                      • Осталось около 40 тысяч. На «Прометее» не знаю, вроде бы не реже, чем в других местах. Я сейчас не в коллективе, чтобы давать четкий ответ за канал.

                      • Твой приговор по сути можно считать оправданием? Тебе же дали минимальное наказание по тяжкой статье.
                      • Да, в моём случае это очевиднейше. Когда свидетеля вызывали на суде, это была клоунада, весь зал смеялся. Свидетель стоит и говорит: «‎Ну, я вот тогда увидел эту запись, пошёл и пожаловался в ФСБ, потому что запись мне не понравилась». Потом он начинает путаться в датах и месте, где увидел запись. А мне запретили его спрашивать, потому что было видно, что свидетель ФСБшный. Моя адвокат говорила судьям, что понимает, что оправдательного приговора не будет, но пусть хотя бы просто штраф дадут. Так и вышло. Это самое лайтовое, что могло произойти по этой статье. Возможные санкции: штраф от 300 тысяч до миллиона, либо от пяти до семи лет заключения. Дали минимум.

                        • Как ты думаешь, почему именно на Прометей это все накатилось?
                        • Потому что Прометей связан с «‎Народной Самообороной» [«‎Народная Самооборона» — общественно-политическая организация непартийного типа, идеологией которой является социально-ориентированный анархизм — прим. moloko plus], а за ней уже давно следят. И понятно, в принципе, почему силовики зуб точат.

                          • Как Телеграм канал перешёл в руки силовиков?
                          • Мой проёб безопасности.

                          • Ты сидел в СИЗО-1 в центре Калининграда. Там постоянно слышно громкую музыку, а как внутри по условиям?

                              Для начала нужно понимать, что это за здание — бывшая тюрьма гестапо.
                              • Условия соответствующие: все эти шконки, всё это осталось с тех пор. По условиям достаточно жесток тем более в спецблоке. В обычных блоках можно поваляться на шконке и прочее. А спецблок — это аудио и видеофиксация 24 на 7, это жёсткие шмоны. Если в обычных хатах шмон раз или два в месяц, то у нас бывало по несколько раз в день. Залетают, ставят на растяжку и пошли всё раскидывать кругом.
                                С шести утра до десяти вечера орёт музыка, закончилась музыка — открывают специально окна в коридоре, чтобы ты не смог заснуть из-за лая собак. Несколько раз нам запрещали закрывать окна на ночь зимой. Сказали: «Можете спать в куртках, но голову накрывать нельзя». Голову никогда нельзя накрывать, чтобы видели, что ты живой. в туалет зашёл — сразу же прибегают, проверяют живой ли ты. Тяжело с едой ещё было, не только мне с моими приколами [Вячеслав — веган — прим. moloko plus]. Со мной сидели ребята муслимы, они едят рыбу, но её дают с червями.

                              • СИЗО-1 в Калиниграде считается самым жестким?
                              • Да, у нас всего два СИЗО, второе в Колосовке. Когда было заседание по видеосвязи, приходил прокурор в СИЗО. Даже он сказал, что условия просто адские. И из-за музыки, и по общим характеристикам. Но, из плюсов, в спецблоке нет постоянного грохота решёток.

                              • Какие наказания были в СИЗО?
                              • У нас наказания если были, то носили телесный характер. Подъём — это когда либо стучат в дверь, либо включают музыку. У нас бывали случаи, что не стучат и музыку не включают — просто залетают и бьют шокерами. Чисто так, в шуточку. При мне парня хотели херачить током, потому что он не побрился, а бритву ему не выдавали, денег у него нет.

                              • Были попытки самоубийств?
                              • У меня сокамерник хотел несколько раз повеситься. Этот парень мне когда-то готовил фалафель. Его из петли доставали. Он ещё вены пытался вскрыть. В спецблоке с этим тяжело, потому что за тобой постоянно следят — проверяют, жив ли ты.

                                • Ты писал жалобы на условия содержания?
                                • А кому и зачем? Что изменится? Единственное, мне не хотели покупать книги. По закону это можно, но у них якобы не было человека. И тут надо уметь пользоваться моментами с аудиопрослушкой. Я сокамерникам тогда специально говорил, что если не купят книги, то я устрою голодовку и через адвоката кипиш наведу. Вечером приходит человек и спрашивает, какие книги взять. Еще один плюс от спецблока.

                                  • С кем ты сидел в камере?
                                  • Сначала я сидел в одиночке в карантине. Потом меня сразу же закинули в спецблок. Там нас было трое: один якобы террорист, который фалафельщик, и один дед за убийство с особой жестокостью, там все серьезно. Меня потом от них забрали, кинули к другому убийце. С ним мы сидели уже не в спецблоке. В той камере был очень плохой свет, от которого болели глаза, и музыка орала прямо в окошко — просто невыносимо. Решетками еще хлопали всегда, спать нереально. Отсидел неделю с этим убийцей, и меня опять отвезли в спецблок, в ту же камеру, где я и сидел. Ну, и там я уже досиживал.

                                    • Как тебе кажется, это дело было поводом тебя задержать? Посадить могли и по другой причине?
                                    • Я уверен в этом.

                                    Если бы меня не задержали по этому делу, то задержали бы по другому


                                    • Дело не калининградское — приезжали ФСБшники из Москвы, один из которых орал, что Речкалова задерживал и по делу «‎Сети» тоже рулит. Речкалова он и вправду, по-моему, задерживал.
                                      Как они говорили, я в разработке был неделю. Берём даты: 31 число — взрыв, меня первого числа задерживают. А в разработке неделю, то есть больше, чем этот момент до взрыва. Поэтому я и взял вину на себя, девочек могли забрать в СИЗО, виноваты они или нет. Исходя из вот этих слов, что в разработке я был неделю, я подозревал, что за мной ведётся слежка.

                                    • Как подтвердилась или не подтвердилась твоя теория о слежке?
                                    • Например, сидишь ты в три часа ночи перед задержанием на улице. И один человек очень беспалевно проходит мимо раз десять. Может, какой-то ненормальный, а может и слежка. А на момент задержания за нами ехала тонированная машина. И ехала она не в ритм движения: притормаживала возле нас, потом свернула, видимо думая, что мы пойдем в магазин, потом обратно вернулась на дорогу и сразу подъехала к нам. На том участке Советского проспекта все едут с одинаковой скоростью, а если какая-то машина выбивается, то это подозрительно. Вообще с той остановкой какая-то беда — я там в людей стрелял в первый раз в жизни ещё.

                                    • Почему стрелял?
                                    • Потому что мне лицо хотели порезать.

                                    • Из-за чего?
                                    • Да наркоманы.


                                      Просто хотели убить чуть-чуть.


                                      • Ты находишься в списке Интерпола. Расскажи, из-за чего это произошло?
                                      • Это была глупая ситуация, глупый прыжок. Я сейчас на контроле по месту нахождения. Это без задержания, но я в международном розыске. Теоретически ко мне могут прийти. Фактически за год с небольшим так и не пришли.

                                      • Что именно произошло? По одной из версий, ты напал на бывшего ультраправого Вербича. Делал ли ты это? Если да, то что стало причиной, как ты определил, что он враг? Если нет, то что все-таки случилось?
                                      • Про Украину не хочу, чтобы вообще что-то было. Скажу лишь,что влез по глупости и зря вообще.

                                      • Как ты потерял паспорт в Украине? И связано ли это с конфликтом с Вербичем?
                                      • Паспорт я не терял, это просто фото моего паспорта.

                                      • Как обстоят дела с анархо-движухой в Калининграде?
                                      • Во-первых, здесь немного людей. Во-вторых, всё очень разрозненно. Я сейчас, естественно, ничем не занимаюсь, мне это противопоказано. Кто-то клеит наклейки и прочее, привлекая внимание ФСБшников. Если бы это было что-то общее, этого бы не делали, потому что в городе сейчас внимание до сих пор усиленное. Феминистское движение чуть-чуть, но есть. Я с ними почти не контактирую, потому что это не самая близкая мне тема. И либералки, и анархистки переплелись, мне это совсем не понятно. Здесь никогда, в принципе, не было много людей. Можно сказать, что многие годы все было завязано на мне, к сожалению. Плохо, но факт.

                                      • То есть ФСБшники могли считать тебя предводителем калининградской ячейки какого-нибудь террористического сообщества?
                                      • Не могли считать — считали. Меня ещё в 2014 вызывали в центр «‎Э». Потом ещё дёргали несколько раз. Сначала просто на беседу вызывали. Но когда я ответил, что не приду, мне ответили :


                                        ‎«Мы тогда к тебе сами придём с обыском, вот и побеседуем».



                                        • А чем ты сейчас занимаешься?
                                        • Зоозащитой, если мне запретили заниматься одним, то я решил удариться в другое. И ещё с друзьями хотим запустить свой кооператив в городе. Веганское кафе, доставку еды и прочее. У нас в городе было два веган-кафе, осталось одно. Здесь вообще совсем тяжко из-за закрытости территории.

                                        • Как ты пришёл к анархизму?
                                        • Через музыку всякую давным-давно. Я тогда ещё подростком был — сначала бегал пиздюком, делал какие-то трафареты. Затем стал виснуть всё больше, больше, и завяз. Скорее от панка к анархизму. Я до сих пор субкультурщик, но последние года три, наверное, на концертах я только стою на дверях.