хроники насилия | вебзин
РОССИЯ
moloko plus путешествует и находит приключения
хроники насилия | вебзин
РОССИЯ
moloko plus путешествует и находит приключения
Приквел
москва: калужский джихад и обыски
31.01.2018
Ранним утром 31 января 2018 года сотрудники ФСБ устроили обыск у основателя moloko plus Паши Никулина из-за статьи «Из Калуги с джихадом», опубликованного в журнале The New Times. Это интервью с жителем Калуги, который перебрался в Сирию воевать на стороне радикальных исламистов. До обысков из-за этого интервью The New Times оштрафовали на 100 тысяч рублей.

Сотрудники ФСБ изъяли альманахи, а Никулин вечер того дня провёл на допросе в московском отделении ФСБ.

«Правила жизни Дзержинского». Журналист Павел Никулин рассказывает об обыске и допросе в ФСБ — «Медиазона».

Несмотря на то, что интервью никогда не публиковалось в moloko plus, и на то, что оно не было добавлено в перечень запрещенных материалов, срывы презентаций и преследования moloko plus, скорее всего, связаны именно с этим текстом.

Если судить по заявлениям провокаторов и словам полицейских, региональные силовики пытались найти в номерах альманаха перепечатку интервью с калужским джихадистом.
Обыски в Москве
Комната Никулина после обыска и письмо из калужского управления ФСБ
Вещи, изъятые при обыске, вернули только через полгода...
глава I
кубань. неонацисты и газ
14.07.2018
В субботу, 14 июля 2018 года, участники коллектива moloko plus Софико Арифджанова и Павел Никулин приехали в Краснодар, чтобы провести презентацию третьего номера альманаха. Вечером того же дня сотрудники уголовного розыска задержали Арифджанову. Вместе с ней в отделе полиции оказалась волонтерка культурного центра «Типография» Стася Кхухуренко. Сотрудники уголовного розыска сообщили, что девушек задержали «для проверки материалов дела». Как выяснилось позднее, девушек задержали для того, чтобы в отделе полиции появился Павел Никулин.
«Я начала рассказывать, что мы приехали в Краснодар презентовать наш проект. Тут выясняется, что они даже не знают название нашего альманаха. Они пытались съехать с этого вопроса, начинали грубить. Я говорю: может быть, не мы вам нужны? Вы кого конкретно ищете? Они очень смущались, в итоге показали мою фотографию из открытой встречи нашей презентации. И тут я признала, что это я. Они говорили, что мы занимаемся какой-то ужасной экстремистской деятельностью, просили показать альманахи, у меня их с собой не было. Стали требовать, чтобы в отделение приехал Паша. Сказали, что если Паша не приедет, меня не выпустят. Ок, я звоню Паше. Паша резонно говорит, что без повестки никуда не поедет».

Софико Арифджанова // moloko plus
«Я начала рассказывать, что мы приехали в Краснодар презентовать наш проект. Тут выясняется, что они даже не знают название нашего альманаха. Они пытались съехать с этого вопроса, начинали грубить. Я говорю: может быть, не мы вам нужны? Вы кого конкретно ищете? Они очень смущались, в итоге показали мою фотографию из открытой встречи нашей презентации. И тут я признала, что это я. Они говорили, что мы занимаемся какой-то ужасной экстремистской деятельностью, просили показать альманахи, у меня их с собой не было. Стали требовать, чтобы в отделение приехал Паша. Сказали, что если Паша не приедет, меня не выпустят. Ок, я звоню Паше. Паша резонно говорит, что без повестки никуда не поедет».


Софико Арифджанова
moloko plus
Позднее в отдел полиции прибыл Павел Никулин с адвокатом Алексеем Аванесяном. В присутствии адвоката Никулина уведомили в письменной форме об уголовной ответственности за совершение преступлений экстремистской направленности.

После допроса Никулин и Аванесян заметили за собой наблюдение. К ним со спины подошли двое молодых людей. Опасаясь провокации, журналист и адвокат вернулись ко входу в отдел полиции, откуда разъехались по домам.

У дома, где после допроса ночевали участники moloko plus их ожидала припаркованная машина. Водитель автомобиля выглядел подозрительно и назвался таксистом. Он вел себя нервно.

Утром следующего дня двое неизвестных нападут на Софико и Павла. Внешне они были похожи на мужчин, которые следили за Никулиным и Аванесяном. Также мы считаем, что к нападению может быть причастен и подозрительный таксист.
интерлюдия
Мы считаем, что за нападением на нас могут стоять те же люди, что и писали на нас заявление в полицию. Коллектив установил личности (а также нашел адреса и телефоны) четверых возможных участников нападения. Трое из них участвуют в деятельности организации «Потомки бессмертного полка». Четвертый – руководит спортзалом. Все придерживаются ультраправых взглядов. Полицейские, расследовавшие нападение на Павла Никулина не стали их допрашивать, а значит – не смогли ни подтвердить ни опровергнуть наши подозрения. Кроме того, полицейские отказались проверять нападавших на нас людей на причастность к нападению на эколога Андрея Рудомаху, которого в декабре 2017 года жестоко избили кастетом. Последние несколько лет в Краснодаре участились нападения на политически активных граждан, экологов, феминисток, художников. Большинство нападавших не были найдены и наказаны.

Руководствуясь вышеизложенным, мы приводим информацию о предполагаемых участниках охоты на членов нашего коллектива в том же виде, в котором уже приводили ее дознавателям полиции.
Мы знаем имена четверых националистов, замешанных в срыве нашей краснодарской презентации. Это Михаил Баназаров, Альберт Гаямян, Алексей Гайворонский и Олег Хапаев.
глава 2
питер: митинг Навального, неонацисты и ФСБ за баром
9.09.2018
В день питерской презентации «Революции» — совпавшей с днём единого голосования 9 сентября — местная полиция боялась революции реальной: в этот день по всей стране проходили митинги сторонников Алексея Навального против пенсионной реформы. Это ещё одно совпадение — мы наметили дату презентации раньше объявления даты митинга и отказались её переносить. Тогда Санкт-Петербург стал чемпионом по количеству задержанных: в автозаки упекли больше 500 человек.
За неделю до девятого сентября местные левые активисты сообщили нам, что на презентацию готовит нападение банда неонациста Андрея Линка. Он больше известен по своей кличке — Линкольн-88. В 2011 году его осудили за разбой — банда Линка совершила 12 нападений и два убийства; о преступлениях трубили по всем федеральным каналам. Он получил 9 лет колонии, вышел за несколько месяцев до нашей презентации. За это время он успел сколотить новую банду из молодых неонацистов.

2 сентября Андрей Линок с новой бандой молодых неонацистов сорвал питерский концерт группы Truck Drivers. Нападение попало на камеру, по пятам за Линком ходили оперативники и фиксировали ущерб. Сотрудники ФСБ приходили к ультраправым и ультралевым активистам по всему городу и выдавливали из них показания.
Из-за Линка и для самообороны перед поездкий мы купили газовые баллоны. В итоге они не пригодились: 5 сентября Линка снова арестовали. На своей странице Вконтакте он координировал сбор материальной помощи заключенным неонацистам (ультраправые называют их «узниками совести»). После ареста Линка на его страничке собирать деньги начали и ему.

За несколько дней до презентации питерский клуб Fish Fabrique отказал нам в её проведении. К ним приходили сотрудники ФСБ. Причиной для политпрессинга могли стать как активность Андрея Линка, так и совпавший с «Революцией в Питере» (так мы назвали встречу Вконтакте) митинг Навального. За сутки до презентации мы договорились о её переносе в клуб SA!NT. Туда тоже пришли сотрудники ФСБ.
«Из-за переноса презентации в последний момент афишу пришлось рисовать от руки на тетрадном листе. На входе в клуб дежурили скины-антифашисты (на случай нападения членов банды Линка). Всё прошло гладко — без ультраправого разбоя, но с сотрудниками ФСБ в углу барной стойки. К моменту начала презентации об их присутствии на мероприятии знали уже все. Они послушали часть выступления и ушли, затерявшись в толпе. Презентация сорвана не была»

Андрей Каганских // moloko plus
«Из-за переноса презентации в последний момент афишу пришлось рисовать от руки на тетрадном листе. На входе в клуб дежурили скины-антифашисты (на случай нападения членов банды Линка). Всё прошло гладко — без ультраправого разбоя, но с сотрудниками ФСБ в углу барной стойки. К моменту начала презентации об их присутствии на мероприятии знали уже все. Они послушали часть выступления и ушли, затерявшись в толпе. Презентация сорвана не была»
Андрей Каганских
moloko plus
глава 3
нижний новгород: сорос - физтех - нод
16.09.18
На фотографии «Вконтакте» молодой физик Роман Овсянников стоит в футболке с надписью «Требую референдум по изменению Конситуции, навязанной нам США в 1993 году» (sic!). Под надписью с ошибкой в слове «конституция» находится принт с георгиевской ленточкой. На своей страничке Овсянников выкладывает видео, где вслух читает книгу политика Евгения Федорова и репостит агитки НОДа.

В день нашей презентации в Нижнем Новгороде Овсянников написал заявление в полицию. В заявлении пишет, что в moloko plus опубликована статья Паши Никулина «Из Калуги с джихадом». Из-за заявления о распространении экстремистской литературы. На презентацию пришла полиция, спустя час Пашу Никулина, Софико Арифджанову и Михаила Шубина и одного из посетителей презентации доставили в отдел полиции. Всех кроме Паши отпустили — к нему полицейские до полуночи не пускали адвокатов.
На Никулина составили протокол о неисполнении требования сотрудника полиции (статья 19.3 КоАП). В итоге советский районный суд Нижнего Новгорода назначил двое суток ареста. На момент суда Никулин уже провёл двое суток в отделении ОВД, его освободили в здании суда.

адвокат Матасов:
Какое мероприятие проводили ЦПЭ в баре «Подсобка»?
полицейский Ананьев:
Не знаю.
адвокат Матасов:
Какими актами вы руководствовались? УПК на вас не распространяется?
полицейский Ананьев:
Я не знаю.
адвокат Матасов:
Вы вправе проводить проверку таких сообщений?
полицейский Ананьев:
Не знаю.
Переписка журналиста Алексея Полоротова с «нодовцем» Овсянниковым
Уже после срыва презентации в разговоре с журналистами «Медиазоны» Овсянников признался, что не читал ни одного номера moloko plus.
глава 4
орёл: собака-стажёрка и мёртвый доносчик
02.02.19
Презентация в Орле началась как и запланировано — в три часа по местному времени. Лекция продлилась всего около получаса: затем пришла полиция. По словам сотрудника, им поступила жалоба, что на презентации «осуществляют призывы к экстремисткой деятельности, распространяют экстремистскую литературу и наркотические вещества». По-видимому полицейский, сам того не зная, отсылался к названиям первого и второго номеров альманаха — «Терроризм» и «Наркотики».
Всего пришло 19 сотрудников полиции. К шести часам вечера полиция уже допросила всех посетителей презентации. Полицейские изъяли три номера «Революции», которые мы передали в собственность правозащитнику Дмитрию Краюхину ещё до начала презентации. Правоохранителей никак не смутил тот факт, что юридически эти альманахи были частной собственностью Краюхина. С этими тремя «Революциями» силовики и покинули презентацию.

Наша встреча продолжилась.

Но все самое интересное нас ожидало потом.

Мы начали вести войну с правоохранителями на их же поле — в судах и бесконечных обращениях в вышестоящие инстанции.

Наши интересы представлял всё тот же Краюхин. Фактически, первое его обращение в суд — это обвинение полицейских в том, что они украли на презентации его собственность, а именно три альманаха.

Также правозащитник считал, что сам осмотр помещения, в ходе которого были изъяты альманахи, был незаконным, потому что никакого обращения в МВД не поступило. Сообщение о преступлении, поступившее в отделение полиции, он считал сфальсифицированным.
Я пришел к лекционному залу, где проходила презентация, за 50 минут до начала мероприятия. Возле здания увидел машину кинологов. Хотел было подойти к ним и спросить, что они тут делают, но они от меня уехали.

Еще через некоторое время к зданию приехал целый автобус полицейских. Когда я стал подходить к нему с включенной камерой, они также уехали. Позже именно на этом автобусе приедут полицейские, сорвавшие презентацию moloko plus.
Я пришел к лекционному залу, где проходила презентация, за 50 минут до начала мероприятия. Возле здания увидел машину кинологов. Хотел было подойти к ним и спросить, что они тут делают, но они от меня уехали.

Еще через некоторое время к зданию приехал целый автобус полицейских. Когда я стал подходить к нему с включенной камерой, они также уехали. Позже именно на этом автобусе приедут полицейские, сорвавшие презентацию moloko plus».
Дмитрий Краюхин
ИА «ЦентрРус»
Правозащитник также обратил внимание судьи на то, что в обращении не указан номер телефона заявителя. Это значит, что заявление гражданин Соболев подавал лично. Но оно поступило в полицию в 15:30. Мероприятие было назначено на 15:00, первых полицейских Краюхин увидел примерно в 14:10.

В связи со всем этим, он попросил суду пригласить на следующее заседание гражданина Соболева для дачи объяснений. Мы ещё не знали, что у Соболева есть весьма веский повод пропустить суд.

Наши товарищи в Орле разузнали подробности о личности Соболева.

Выяснилось, что господин Соболев скончался в 2009 году.

Мы отправили в Генеральную прокуратуру обращение с просьбой проверить законность действия полицейских, которые привлекли отошедшего в мир иной, за заведомо ложный донос.

Также мы отправили копии в ритуальные агентства Орла и области.

22 мая 2019 в Орле прошло судебное последнее на данный момент заседание по нашему делу. Дмитрий Краюхин пытался вернуть изъятые полицией альманахи и наказать полицейских, воспользовавшихся покойником для срыва презентации.

Так вот, суд встал на сторону покойника и признал законным визит полицейских на презентацию нашего альманаха «Революция» по заявлению умершего человека.
глава 5
минск: силовики / анархисты / small-media
16.03.19
В середине марта Паша Никулин и Ян Потарский должны были зачитать в минском «Пресс-клубе» лекцию о small media (маленьких медиа-проектах). На презентации должны были продаваться футболки и альманахи moloko plus.

Лекция оказалась сорвана не успев начаться: в здание «Пресс-клуба» пришли сотрудники местной милиции. Они опрашивали посетителей мероприятия, требовали их паспортные данные и снимали происходящее на видео. Яна и Пашу милиция увезла в отделение.
«Мы встретились с минскими милицейскими ещё в коридорах перед лекторием пресс-клуба. Они стояли в засаде у лестничного пролёта — на всех проходящих направлена камера на штативе и взгляд двух оперативников.

Мы спросили:«Давайте честно, вы будете срывать мероприятие? Если да, то просто скажите сейчас, мы придумаем пока что-нибудь».

Нам заверили, что презентацию срывать никто не собирается и всё будет в порядке. Через пять минут я уже сидел на заднем сидении милицейского «бобика» и ехал с Пашей в Советский РУВД».


Ян Потарский // moloko plus
«Мы встретились с минскими милицейскими ещё в коридорах перед лекторием пресс-клуба. Они стояли в засаде у лестничного пролёта — на всех проходящих направлена камера на штативе и взгляд двух оперативников.

Мы спросили:«Давайте честно, вы будете срывать мероприятие? Если да, то просто скажите сейчас, мы придумаем пока что-нибудь».

Нам заверили, что презентацию срывать никто не собирается и всё будет в порядке. Через пять минут я уже сидел на заднем сидении милицейского «бобика» и ехал с Пашей в Советский РУВД».
Ян Потарский
moloko plus
В милиции Никулин и Потарский провели более четырёх часов. Силовики допрашивали их о связях с российскими анархистами, спрашивали, нет ли в альманахах статей экстремистского толка. Заставили раздеться по пояс и трусы — фотографировали татуировки. 33 альманаха были изъяты на экспертизу.
В неформальной беседе минский милиционер сказал Никулину: «Минская милиция действует автономно, но всегда готова выполнить просьбу российских коллег».
«Нигде в номере не только не найти призывов ни к каким противоправным действиям, но просто невозможно заподозрить авторов в нагнетании эмоций в отношении проблем того или иного современного общества или общества прошлого».
Сейчас мы не знаем, кто мы для белорусского закона. Нас нет в списках экстремистов и нас не уведомляли о результатах экспертизы 33 изъятых альманахов.

Пока милиция отмалчивается, наши коллеги из минского Пресс-клуба попросили провести несколько независимых экспертиз альманаха.

Отзыв лингвиста о номере альманаха moloko plus

Экспертиза альманаха moloko plus от философки Ольги Шпараги
послесловие
россия: что будет дальше?
??.??.19
Будем честны: мы не знаем, почему нас так не любят силовики в регионах.

Мы продолжаем заниматься журналистикой, готовим новый номер и думаем о будущем.

Если вам обидно, что силовики из вашего города всё ещё не сорвали нам презентацию — зовите нас. С радостью расскажем, как, зачем и для кого нужно делать свои маленькие медиа.
Как нам можно помочь?
💸 💸 💸
БАНКИ
Сбербанк:
5469 3800 5292 0336

Рокетбанк:
5321 3002 8016 0867

Альфабанк:
5486 7320 5013 8841
Никулин Павел Павлович
ОНЛАЙН
PayPal:
mrzff@ya.ru

QIWI:
89998157845

Яндекс.Деньги:
4100 1143 5186 711
КРИПТО
Bitcoin:
1Lho1aH7d6Qf8FgtFrNzESwGCftDGWLQcq